ФутболХоккейТеннисБокс/ММАПрочиеИгры
LiveВся лентаПрогнозыБукмекерыФото
  • Футбол
  • 2
  • 0
  • 0
  • Гризманн стал суперзапасным «Атлетико», но таков план

    Почему звездный форвард не играет в основе?

    Внезапно тренер «Атлетико» Диего Симеоне встал и побежал, пишет в материале ESPN Сид Лоу.
    Выглядя немного неловко в этом костюме и этих туфлях, он промелькнул вдоль боковой линии, но оказался на своем месте. И кто мог обвинить его в том, что он потерял голову?

    Он лучше, чем кто-либо другой, знал, насколько это важно, какое сильное облегчение, что это на самом деле означает и что за этим стоит. Как трудно было этого достичь. Как хорошо сработал план — лучше, чем он даже мог себе представить. Ну, он и человек, к которому он сейчас бежал, желая обнять, разделить с ним этот момент.

    Если бы игра была так плоха, как показалось, добавленное время вышло лучше, чем когда-либо можно было себе представить. Ни единого гола за 90 минут — всего во второй раз в истории Лиги чемпионов — после чего в добавленное время было забито три.

    Победный мяч «Атлетико» на 90+2-й минуте, который не стал таковым, сравнявший счет на 96-й минуте «Порту», что ему удалось с пенальти, заработанный человеком, забившим тот самый «победный» гол, а затем настоящий победный мяч на 90+11-й минуте. И не абы какой гол: Антуан Гризманн головой забил самый поздний победный гол, который кто-либо когда-либо забивал в турнире.

    «Это будет последний шанс», — сказал комментатор, что так и было. Аксель Витсель подал угловой, и Гризманн замкнул дальнюю стойку. Он повернулся и помчался через южный конец «Метрополитано», глядя вверх на все трибуны и дергая эмблему клуба на футболке.

    Когда толпа игроков схватила его и все обезумели, Симеоне бросился со скамейки запасных, чтобы добраться до них, вылетев за угол. Дойдя до места, он протиснулся сквозь толпу, схватил Гризманна за лицо, прислонил к его голове свою голову, глядя ему в глаза, и что-то прокричал, крепко его держа.

    Гризманн и Симеоне
    globallookpress.com

    «Я люблю его, он знает, как я к нему привязан», — скажет Симеоне позже, когда немного успокоится. И когда он немного обнял его снова. Если Гризманн не знал раньше — что довольно неправдоподобно, учитывая все, что произошло, все их разговоры, заключенные договоры, — то теперь он знал.

    Мяч находился в сетке. Часы в этот момент показывали «100:19». Не на стадионе, где они остановились на отметке «90» из-за правила — которое, если честно, немного замучило автора этих строк, потому что оно настолько абсурдно — гласит, что болельщикам нельзя доверять знание того, сколько времени они на самом деле играют.

    Но все знали, что было поздно, очень поздно. Это было на 11-й минуте компенсированного времени, и гол стал последним касанием в игре. Гризманн поцеловал эмблему. Матч не возобновился. Времени уже не оставалось, да и вообще: какой в этом смысл? Это было идеально — это понимали все.

    Антуан Гризманн
    globallookpress.com

    Это было больше, чем просто поздний гол, чем все, что они когда-либо видели. Больше, чем гол, который принес им первую домашнюю победу в этом турнире за 680 дней — да, правда. Больше, чем человек, который забил, по словам его наставника, будучи «одним из самых важных игроков в истории "Атлетико"" (теперь идут дебаты). Больше, чем человек, вышедший на замену. Его забил человек, который всегда выходит на замену.

    Это может звучать немного глупо, отчасти потому, что так оно и есть. Давайте начистоту: человек, который является одним из самых важных игроков в истории 'Атлетико'. Человек, которого любит его тренер. Человек, который является победителем чемпионата мира и, возможно, лучшим футболистом в истории мадридцев, их самым высокооплачиваемым игроком. Он — всегда запасной.

    Буквально. Каждый. Матч

    Да, речь именно это об этом. В этом сезоне 'Атлетико' провел пять матчей, и Гризманн не вышел в стартовом составе ни в одном из них. Что не имеет смысла.

    Только это имеет смысл, как притча о современном футболе, с которой сталкиваются два клуба, нравоучительный рассказ о том беспорядке, который они устроили на поле. И как два человека (и остальные с ними) пытаются извлечь из этого максимум пользы. Это нелогично, но безжалостно логично. Здесь буквально все написано черным по белому, даже если некоторые видят оттенки серого.

    В матче с 'Хетафе' Гризманн вышел на 62-й минуте. Против 'Вильярреала' тоже на 62-й. Против 'Валенсии' — на 64-й. Против 'Реал Сосьедада' — на 63-й. И вот теперь против 'Порту' — на 61-й.

    Возможно, вы заметили здесь закономерность. Все заметили. Не в последнюю очередь потому, что они хотят, чтобы вы это сделали: это и сообщение, и замена. Прямое, нетонкое послание, от которого невозможно отмахнуться. Это стало своего рода ходовой шуткой, мемом, хотя это не всегда так смешно для участников матча. А это люди, помните.

    Где-то на 60-й минуте теперь все ждут. Время Гризи. Воооот и Антуан. Причина, как вы, наверное, уже знаете, проста: он не играет больше, потому что не может играть больше. Потому что играть больше стоит денег, которых у 'Атлетико' нет.

    'Это решаю не я', — сказал Гризманн. Что не всегда было правдой, но почти правильно.

    И вот почему.

    Гризманн перешел в 'Атлетико' из 'Барселоны' прошлым летом в аренду на два года. В конце этого срока 'Матрасники' обязаны подписать его на постоянной основе за 40 млн евро, если тот будет играть более 50% матчей в течение двух лет (хотя теперь закрались некоторые сомнения относительно того, допускает ли эта интерпретация серую зону о том, составляет ли это 50% за два года вместе или за каждый из двух лет).

    Время игры устанавливается на половину матча, то есть 45 минут. Так что, если француз сыграет половину или больше в половины поединка или больше в течение двух сезонов, то 'Атлетико' придется заплатить 'Барселоне' 40 млн евро.

    В прошлом сезоне Гризманн стартовал в шести матчах Лиги чемпионов и в трех вышел на замену. Он начал в старте 24 поединка в Ла Лиге и вышел на замену в пяти. Но важен не просто процент матчей, в которых он играет, а процент поединков, в которых он играет, когда он доступен на скамейке.

    Он пропустил всего один матч в Лиге чемпионов, но его дисквалифицировали, что не считается. В Ла Лиге он пропустил восемь матчей из-за травмы, что также не считается. Он сидел в запасе только в одном поединке, всего дважды сыграл менее 45 минут (против 'Барселоны' 18 минут и 'Сельты' 26 минут).

    Все это означает, что квота матчей уже практически исчерпана. И если бы он получил травму и пропустил остаток сезона, она уже была бы израсходована.

    Если 'Атлетико' сыграет с ним и преодолеет этот порог, им придется заплатить 'Барселоне' 40 млн евро, но мадридцы не могут позволить себе заплатить каталонцам. Между тем, 'блауграна' не может себе позволить, чтобы 'Матрасники' этого не делали.

    Они потеряют не только 40 млн евро в виде суммы за трансфер: дело в том, что им придется вернуть Гризманна и снова оказаться привязанными к его зарплате около 20 млн евро выше нормы в год в течение еще двух лет для игрока, которым не нужен клубу. 'Барселоне' придется найти другое решение — по сути, другую команду. Ей придется пройти через все это снова.

    Поскольку 'Атлетико' не может позволить себе активировать пункт об обязательной покупке форварда, они решили не заигрывать его. При этом 'Матрасники' хотят его использовать, и так сильно, как только могут. Вот почему его выпускают спустя час игры, имея в виду, что эти поединки не входят в число им проведенных.

    В испанском языке есть изящная фраза, которая резюмирует все это: 'hecha la ley, hecha la trampa'. Грубо говоря, это означает: не успел закон вступить в силу, как появилась и лазейка. Сделайте закон, сделайте и способ его обойти. Вот почему Гризманн выходил на 62-й, 62-й, 64-й, 63-й и 61-й минутах.

    Это, как можно заметить, означает, что нападающий играет меньше 30 минут, а не меньше 45, и вы можете спросить, почему они просто не ставят его спустя пару минут после начала второго тайма, чтобы максимизировать его влияние, но причина в том, что 'Атлетико' играет осторожно.

    Если 'Барселона' попытается доказать, что '45 минут' или 'половина матча' определяются общим количеством сыгранных минут, а игра продолжается сверх этого времени, если компенсированное время будет добавлено к данному расчету, а не исключается из него, это может привести к интерпретации, согласно которой можно было бы утверждать, что Гризманн переступил данный порог. К сумме поединков будет добавлен ??еще один матч, и тогда пункт о его обязательном выкупе станет ближе.

    Когда игра продолжалась на 98-й, 99-й и 100-й минутах, а Гризманн вышел на 38-й, 39-й и 40-й, некоторые в 'Атлетико' были обеспокоены тем, что матч еще не окончен как раз по этой причине. Когда тот наконец забил, все было на пределе: не только поединок, но и он сам.

    Можно интерпретировать, что форвард находился на поле на четыре минуты меньше, чем 45 минут, что поднимает интригующий вопрос: если бы по какой-либо причине матч затянулся еще больше, они заменили бы его? Ведь время — в буквальном смысле деньги.

    То, что он выходил на 62-й, 62-й, 64-й, 63-й и 61-й минутах, всегда в один и тот же момент, объясняется тем, что 'Атлетико', конечно же, хочет, чтобы он играл как можно больше, но также и тем, что они не просто делают это, а стараются это делать.

    Хотя никто не собирался говорить 'это то, что мы делаем' — и попытки президента клуба Энрике Сересо уклониться от ответа на прошлой неделе были комичными — чем оно очевиднее, чем откровеннее, чем, ну, комичнее, тем лучше.

    Дело в давлении на 'Барселону', которая, как известно 'Атлетико', не хочет возвращения игрока, в том, чтобы предложить каталонцам пересмотреть условия сделки, снизив цену или заставить их остаться с ним. Это заявление о силе и решимости, готовности следовать букве закона. О том, чтобы сказать: мы не собираемся отступать, понимаете. Если нужно, мы это сделаем.

    Сейчас тупик. Клубы не могут найти общий язык, а Гризманн и Симеоне в подвешенном состоянии. 'На данный момент мы считаем, что это наилучший путь', — заявил Симеоне.

    То, что это продолжалось так долго, так публично, и что очевидного решения не видно, даже несмотря на то, что кажется неизбежным, что им придется найти его ради всех, уже для некоторых сюрприз. Для многих это уже превратилось в веселье, давайте будем честными. Никому от этого не комфортно, но все же они знали про такую возможность, и все равно ею воспользовались.

    Отправной точкой было то, что 'Атлетико' тоже не хотел сохранять Гризманна этим летом. Его первый сезон после возвращения не был чрезвычайно успешным. Гол, который он забил 'Райо Махадаонда' из третьего дивизиона в Кубке Испании 6 января, оказался для него последним. Француз забил три мяча в Ла Лиге, а всего — восемь во всех турнирах. Но самое главное — цена была слишком велика. Клуб пытался избавиться от него.

    Однако у тренера было другое мнение. Главная цель Симеоне по ходу трансферного окна заключалась в том, чтобы сохранить нападающего. Вопрос заключался в том, как. Он убедил клуб, но единственным выходом было принять сценарий, при котором француз не 'играл' по контракту, где наставник принял план по минимизации финансовых рисков и оказанию давления на 'Барселону'. Возможно, вы слышали, как недавно Симеоне сказал: 'Я член клуба'.

    Это означало, что он должен был убедить и Гризманна. С кем-нибудь другим это было бы трудно, а может быть, и невозможно. Это год чемпионата мира, до турнира осталось всего несколько месяцев: заставить футболиста согласиться на резкое сокращение игрового времени — чертовски сложная задача. Но это был Симеоне, которому он доверяет, который помог ему стать тем исполнителем, которым он является, а затем вернул его, и который все еще мог извлечь из него максимум пользы.

    Форварду сказали, что он нужен его тренеру — на самом деле он боролся за то, чтобы тот остался. Чтобы он получал как можно больше минут: 30 (плюс добавленное время) по ходу матча, каждую неделю. Что у него есть будущее в 'Атлетико', и что его наставник снова сделает все возможное, чтобы ему не пришлось уходить.

    Возможно, вы слышали, как Гризманн говорил: 'Я просто хочу играть здесь и отдать все ради клуба, Чоло и болельщиков'. Это 'для Чоло' жизненно необходимо.

    Это история о двух людях, но людей в команде больше — сложный баланс для тренера. У них тоже есть свои устремления, у них тоже есть чемпионат мира на горизонте, и им тоже приходится приспосабливаться к игроку, который выходит довольно рано на замену, и почти всегда, возможно, вместо них. Они могли легко увидеть в нем угрозу, а это требует осторожного обращения.

    Не совсем случайно и даже не логично с точки зрения тактики то, что Гризманн не выходил вместо нападающих — Альваро Мораты, Анхеля Корреа и Матеуса Куньи — людей, чье место в Катаре все еще не определено, форвардов, уход которых с поля может показаться болезненным.

    Вместо них заменялись полузащитники Родриго Де Пауль (дважды, хотя во второй раз Жоффруа Кондогбия ушел на той же минуте), Тома Лемар (дважды) и Сауль Нигес. У Гризманна есть работоспособность, взаимодействие и разнообразие, чтобы сделать эту работу.

    Вот в чем дело. Это работает. Это действительно работает. Может быть, и не должно, и, возможно, очевидный вывод состоит в том, что это сработало бы еще лучше, если бы он играл немного дольше, но пока все идет довольно хорошо.

    'Он должен быть психологически сильным', — сказал Симеоне о Гризманне, и тот воспринял это на удивление хорошо. Не опускал голову — на самом деле держал ее высоко — и продолжал в том же духе. Затем вышел и справился с задачей. 'Есть как есть, — сказал он. Я хочу играть больше, но я собираюсь выложиться полностью.

    Аргентинец настаивал на том, что важно качество минут, а не их количество. Отчасти потому, что ему, конечно, пришлось так поступать, и это не идеальный вариант, он может не длиться вечно, но до сих пор он прав.

    Итак, вот он, Антуан Гризманн, который каждый матч стоит на боковой линии около часовой отметки, словно герой боевиков, готовый их спасти. Самый супер-суперзапасной из всех. Антуан Туз. Я люблю тебя, Флэш, но у нас всего 30 минут, чтобы спасти Землю.

    И каким-то образом они действительно спасают ее. Ну, иногда. На самом деле прилично. Сейчас у него три забитых мяча в этом сезоне. Гол каждые 64 минуты в Ла Лиге, гол в его единственном поединке в Лиге чемпионов на замену. Ни одного выхода в основе, и ни у кого в команде нет больше матчей.

    Он много дает нам многое за те минуты, которые играет, будь то 25, 30, 33, 32 или 15, — сказал Симеоне, хотя кто знает, откуда взялись эти 15 минут. Я люблю его, он знает, как я к нему привязан. Аргентинец добавил: Реальность такова, что за 30 минут он играет очень хорошо. А как играет за 60 минут, мы не знаем. И я руководствуюсь реальностью.

    Трижды он приводил Атлетико к победам всего в пяти коротких появлениях на поле. В матче с Хетафе Гризманн провел на поле 13 минут, когда забил победный мяч. В матче с Валенсией у него было две минуты, когда он забил победный гол.

    А против Порту у него было почти 30 с лишним минут, время было на исходе и для партнеров, и для него. Теперь он был опасно близок к поражению, как и все они. Именно тогда суперзапасной Матрасников забил мяч, и Симеоне устремился к нему на боковой линии.

    В центре внимания
  • 2
  • 0
  • 0
  • Главное Фрибет 2000 ₽В мобильном приложении Футбол Прогнозы на спорт Букмекеры Хоккей Теннис Бокс/ММА Баскетбол Прочие Игры